Тестовая версия. В случае обнаружения ошибочной информации, просим Вас сообщить, чтобы мы оперативно могли это исправить. Спасибо!

Шесть провалов Роскосмоса за шесть лет

L!FE.ru 07.12.2017 в 15:10 Ссылка на источник

Последние годы для российской космической отрасли получились не совсем такими, какими задумывались. Забудем даже об обещаниях десятилетней давности от наших госслужащих "построить российскую базу на Луне к 2015 году". Не будем вспоминать и о других давно данных, но так и неисполненных обязательствах. Допустим, что они скоропортящийся продукт и имеют срок годности. Окинем взглядом только последние годы и попробуем понять, насколько успешными они были для российского космоса.

Провал № 1. "Ангара" не будет массовой, а значит — не будет дешёвой

В 1990-х в России был начат проект "Ангара", основанный на строительстве ракет разной грузоподъёмности из универсальных ракетных модулей (УРМ). Их планировалось выпускать поточно, благодаря чему они стали бы заметно дешевле, чем более ранние носители. Новый завод в Омске, построенный специально под "Ангару", должен был делать аж 20 ракет в год. Наши космические управленцы так прямо и говорили:

"Компания SpaceX, которая производит ракеты-носители Falcon, перестроилась очень быстро и организовала эффективное производство своих ракет, поточный метод как в самолётостроении. Мы собираемся аналогичным образом делать "Ангару" в Омске. Это даст значительное снижение себестоимости изготовления ракет-носителей, что в свою очередь заметно повышает конкурентоспособность" (Генеральный конструктор Государственного космического научно-производственного центра им. Хруничева Александр Медведев, 2015 год).

Однако случилось то, что, в принципе, можно было предсказать ещё в разгар работ по "Ангаре". Бюджет космической отрасли (да и оборонной), рассчитанный исходя из дорогой нефти, "внезапно" резко просел ниже ожидавшегося. Как отметил по этому поводу глава Роскосмоса Игорь Комаров: "...В связи с сокращением финансирования, в том числе по линии Минобороны, планы по производству "Ангары", к сожалению, уменьшились в несколько раз. И сейчас может встать вопрос с загрузкой этих мощностей. Снижение заказов приведёт фактически к простою и, как следствие, серьёзному росту стоимости производства и пусков "Ангары".

Это очень грустная история. На "Ангару" потрачено более пяти миллиардов долларов с единственной целью — заменить грузовой "Протон" и "Союз" для доставки космонавтов на одну массовую и оттого более дешёвую ракету. Вместо этого мы получили отсутствие массового производства. А цена "Ангары" сейчас выше, чем у того же "Протона". Зачем же были потрачены миллиарды на разработку более дорогой ракеты?

"Ангара" стоит очень дорого, существенно дороже "Протона"... [Но] по данным Роскосмоса, при серийном производстве "Ангары-А5" стоимость запуска составит $95–105 млн", — Дмитрий Пайсон, директор исследовательско-аналитического центра Объединённой ракетно-космической корпорации (ОРКК), 2014 год (до того как стало ясно, что массового производства "Ангары" не будет, отчего цены на неё вырастут. — Прим. авт.).

Этот вопрос особенно интригует потому, что отечественные разработчики — конкуренты "Ангары", по сути, повторяют её идею на свой лад. Из "универсальных" кирпичиков средней ракеты "Союз-5" будут делать тяжёлые и сверхтяжёлые ракеты в конце 20-х — начале 30-х годов этого столетия. Идея та же: массовый выпуск базовых "кирпичиков", откуда и их дешевизна.

Осталось понять только одно: что помешает ещё одному падению нефтяных цен заставить будущего преемника Комарова повторить: "Планы по производству уменьшились в несколько раз, а снижение заказов приведёт к серьёзному росту стоимости производства и пусков "Ангары", — но уже про "Союз-5"? И не проще ли перестать закладывать массовость запусков в основу концепции новой ракеты?

Как можно, проживая в России, всерьёз прогнозировать массовость космических пусков на 15 лет вперёд, если за всю нашу историю это ещё никому не удавалось? Если и имеет смысл делать новую ракету-носитель, то лишь внося в неё что-то по настоящему новое — например метановую многоразовую первую ступень. Увы, в обозримом будущем для "Союза-5" она не планируется.

А в это время у конкурентов

Зато за океаном идея универсальных и массовых "кирпичиков" для самых разных по классу ракет начала уверенно побеждать. Falcon 9 — самая массовая современная ракета. Из его "кирпичиков"-ступеней делают Falcon 9 Full Thrust, который используется и как ракета среднего класса (около 10 тонн груза) со спасаемой первой ступенью, и как ракета тяжёлого класса (22,8 тонны нагрузки, как у "Протона"), если не спасать первую ступень.

Из тех же "кирпичиков" уже собрали Falcon Heavy, состыковав три первые ступени Falcon 9. В многоразовой версии тяжёлая ракета поднимет 30 тонн, в одноразовой — 63,8 тонны. Первый запуск её состоится через месяц-другой. Первый запуск российской ракеты того же класса (из "кирпичиков" "Союз-5", а не "Ангары") обещают не ранее, чем через 10 лет.

Провал № 2. Потеря "Протонами" доминирования на рынке коммерческих пусков

До появления на рынке SpaceX запуски "Протонов" приносили стране немало денег. Тогда за них с иностранцев брали по $100 миллионов. В 2015 году, спасибо девальвации рубля, цену снизили до $65 миллионов — "чтобы конкурировать с Falcon", как тогда же сообщил глава хруничевцев. То есть на каждом новом пуске выходило на $35 миллионов меньше. Дальше цену мы снижать не стали, хотя Falcon 9, запускаемый по $62 миллиона, всё ещё дешевле. Из этого напрашивается вывод: "секретная" себестоимость "Протона" больше $62, но меньше $65 миллионов. В итоге Роскосмос, четыре года назад контролировавший половину рынка коммерческих запусков, теперь запускает много меньше нового мирового лидера — SpaceX.

А в это время у конкурентов

Как видно из иллюстрации, в конечном счёте именно Falcon 9 занял место, которое не удержал "Протон". Причины тоже понятны: Маск, как отмечал глава хруничевцев, смог организовать массовое производство ракет, а мы — нет.

Провал № 3. Ни двух столов, ни сверхтяжёлой ракеты

В нашей космической отрасли до самых последних лет шла борьба по вопросу о том, как лучше послать космонавтов к Луне. Американский путь сверхтяжёлой ракеты требует затрат по её созданию, а окупить их на коммерческом извозе будет сложно, ибо такая большая ракета там нужна редко. Поэтому появилось менее надёжное предложение — сделать обычную тяжёлую ракету, тонн на 35 или чуть более, и запустить за раз пару или даже четыре. Из их груза в космосе собрать сцепку "корабль — посадочный модуль" и отправить всё это на Луну. Правда, для того чтобы запустить их быстро и уложиться в нужные стартовые окна, нужно было строить на Восточном сразу два стартовых стола.

Но потом наступили резкие сокращения федеральной космической программы, которую урезали с двух триллионов рублей до полутора. И оказалось, что денег нет ни на сверхтяж, ни на два стартовых стола. На чём лететь на Луну? А не на чем.

То есть формально все отчитались, что сверхтяжёлая ракета с нагрузкой более 100 тонн планируется. Но дату для неё называют после 2030 года. Из опыта известно: ни один план в космической отрасли, в котором указан срок более десятка лет, без опозданий и в запланированном виде выполнен не был. Неважно, как называется программа — "Буран", "Ангара" или как-то ещё. Если её предполагается выполнить через 14 лет — это верный признак, что не выполнят вообще. Других примеров ни наша, ни зарубежная космические отрасли не знают.

А в это время у конкурентов

В США в качестве сверхтяжёлой ракеты для полётов на Луну планируется использовать SLS. Её первый полёт обещают в 2019 году, но ранее 2020 года ждать его не стоит. Если её и отменят, есть запасной вариант. Два пуска Falcon Heavy смогут вывести в космос столько же, сколько сверхтяжёлая SLS, — более 125 тонн, для "лунной сцепки" хватит. Кстати, SpaceX уже сейчас доступны два стартовых стола.

Провал № 4. Проблемы модуля для МКС "Наука"

В 2017 году к МКС должна была быть запущена "Наука" — новый и весьма неплохо оснащённый модуль, предназначенный для научных исследований. Однако почему-то из списка запусков его вывод на орбиту пропал. Более того, источник из Роскосмоса сообщил:

"В топливных баках модуля вновь обнаружено загрязнение, от которого все эти годы пытались избавиться специалисты... По предварительной оценке, устранение загрязнений и неисправностей позволяет осуществить запуск модуля не ранее конца 2018 года — начала 2019 года. Не исключено, что запуск просто отменят".

"Наука" — долгострой типа "Ангары", его сборка тянется ещё с XX века. Этот случай подтверждает то, что и так известно из всей истории космонавтики: тот, кто экономит на космосе, годами "подмораживая" финансирование того или иного проекта, всё равно заплатит, но уже дважды. Не даёте деньги на запуск "Науки"? Получите:

"Все резиновые элементы модуля уже устарели и не отвечают предъявляемым к ним требованиям. В итоге ни один принимающий орган не подпишется под документом о приёмке данного модуля, не возьмёт ответственность за последствия на себя".

Отсюда и предположение представителей Роскосмоса, что модуль просто не запустят. Впрочем, любой, кто знает, как на госслужбе относятся к провалам крупных проектов, понимает: всех заставят подписать документы о приёмке, даже если полной уверенности в работоспособности резинок, сделанных ещё в прошлом тысячелетии, не будет. Акты подписывали, закрыв глаза, даже на Саяно-Шушенской ГЭС, отчего погибло немало людей. Вряд ли с "Наукой" инженеры окажутся принципиальнее, чем с крупной ГЭС. Возможно, нам повезёт и "Науку" не только запустят, но и смогут безаварийно эксплуатировать. В общем-то, только на это и остаётся надеяться.

А в это время у конкурентов

В США компанией Bigelow Aerospace был создан "надувной" (на самом деле газоразвёртываемый) модуль для МКС. Хотя это экспериментальный модуль, на его производство ушло четыре года, а не более 20 лет, как у "Науки". К слову, на сходной базе Bigelow Aerospace планирует развернуть целую надувную станцию на орбите вокруг Луны.

Провал № 5. Как одна кладовщица весь российский космос парализовала

В конце ноября 2016 года Дмитрий Рогозин сообщил СМИ: "Российская космонавтика, вырвавшись из этой пелены поражений, обидных аварий и катастроф, стабилизировав вопросы качества, сделала качественный рывок дальше в создании новейших технологий".

Создание каких новейших технологий он имел в виду — неясно, ибо политик их не назвал. Зато с "пеленой обидных аварий" всё быстро разъяснила сама жизнь.

Ровно через три дня при запуске грузового корабля "Прогресс МС-04" его ракета-носитель не набрала достаточную скорость, "Прогресс" в итоге сгорел в атмосфере. Начав расследование, Роскосмос узнал, что из-за ушедшей на больничный кладовщицы при сборке ракетных двигателей на Воронежском механическом заводе взяли не тот материал для одной из систем.

Сделанные при "не той кладовщице" двигатели РД-0110 стали менять и на ракетах-носителях "Союз-ФГ" и "Союз-У", и на "Протоне-М" — на всех наших ходовых ракетах. До переоснащения пришлось вообще свернуть пуски — на месяцы. Ситуация, когда страна — космический первопроходец не летает в космос потому, что ушла на больничный одна кладовщица, вызывает вопросы. Что если, не дай бог, в отпуск на ВМЗ уйдёт уборщица? Действительно ли подобные судьбоносные события нельзя пережить без серьёзных последствий? Или всё же можно организовать ракетное производство как-то так, чтобы хотя бы кладовщицы не могли его парализовать?

Точнее всего ситуацию описал Игорь Комаров: "Не было элементарной преемственности в работе кладовщиков. Казалось бы, смешная история, которая... привела к достаточно серьёзным последствиям".

А в это время у конкурентов

Нельзя сказать, чтобы за океаном ошибались меньше. За месяцы до "Прогресса" в США ракету взорвали прямо на стартовом столе, сильно его повредив и парализовав все пуски оттуда на месяцы ремонта. Здесь бы нам удовлетворённо вздохнуть: мол, у них вон чего, негров вешают.

Однако SpaceX потеряла ракету потому, что использовала на ней принципиально новый и не отрабатывавшийся раньше способ заливки ракетного окислителя в переохлаждённом (сильно ниже точки кипения кислорода) виде. Бак не выдержал, отчего и взрыв. Эта ошибка Маском учтена, и теперь за счёт нового метода заправки его ракеты при меньшей, чем у наших, массе поднимают больше груза.

Провал № 6. Как перепутать небо и землю: спроси у Роскосмоса

30 ноября 2017 года, через год после аварии "Прогресса", российская ракета должна была вывести в космос 19 спутников. Дмитрий Рогозин даже успел поздравить пусковой расчёт Восточного: "...Сегодня вы подарили всей нашей стране праздник. Спасибо и удачи вам! Слава России!" — и заявить: "Мы входим в такую в хорошем смысле рутину пусковых кампаний, которые теперь будут постепенно переноситься на территорию космодрома Восточный".

В этот раз его слова разошлись с фактами не через три дня, а практически мгновенно. Внезапно разгонный блок и с ним все спутники упали — предположительно, в океан, хотя куда именно на самом деле — неизвестно, ибо полноценного океанского сегмента слежения за космосом (как у СССР) у нашей страны больше нет. Сразу возник вопрос: как они смогли упасть так быстро, если, по сообщению Роскосмоса, разгонный блок успел отделиться от третьей ступени?

Что ж, действительно, сразу же после этого сам по себе разгонный блок упасть не мог — если из разгонного внезапно не стал тормозящим. Анонимные источники из Роскосмоса дают сразу два противоречащих друг другу объяснения случившегося. Один сообщил:

"Проблема, возможно, заключается в том, что на "Союзе" и разгонном блоке "Фрегат" азимут отсчитывался по-разному — по часовой и против часовой стрелки. "Фрегату" нужно было повернуться на два градуса, а он вместо этого начал разворот на 358 градусов, потерял ориентацию и упал в океан".

В общем, если вы будете закручивать саморез против часовой стрелки, то тоже может получиться сбой, только не такой дорогой.

Второй высказал ещё более ошеломительную версию: полётное задание разгонному блоку заложили то же, что с Байконура, не учтя, что запуск-то — с Восточного. На первый взгляд, первая версия вероятнее. Если перепутать 2 и 358 градусов, то разгонный блок перепутает небо и землю, не ускорится, чтобы поднять орбиту, а замедлится, чтобы упасть на планету. Если просто перепутать космодромы, спутники тоже будут потеряны, но "самострела" — разгона вместо торможения — не будет.

Вслед за анонимными подчинёнными тут же выступили их руководители и поспешили опровергнуть обе версии. Правда, собственная версия начальства, честно говоря, ещё хуже:

"Но всё равно он же не мог перепутать пол с потолком и направить себя же к земле?

— Нет, не мог...

— Тогда как он свалился?

— ...Он просто не успел занять нужное положение, а в это время включились его двигатели.То есть он ещё разворачивался, а в это время был дан импульс. Он и направил всю конструкцию в сторону земли".

Так отвечал на вопросы исполнительный директор по средствам выведения и эксплуатации наземной космической инфраструктуры Роскосмоса Андрей Мазурин.

То есть направить себя к Земле "Фрегат" не мог, но это сделали его двигатели. Уровень внутренней непротиворечивости версии таков, что комментировать её решительно невозможно.

А в это время у конкурентов

В январе 2018 года готовится к запуску самая тяжёлая из существовавших в XXI веке ракет, Falcon Heavy. Возможно, её нагрузка даже будет направлена на орбиту вокруг Марса, чтобы показать, что SpaceX сможет это. Хотя сделать это будет не так просто, так что посмотрим.

"Гипс снимают, клиент уезжает"?

Впрочем, будем честными: реакция наших СМИ на падение 19 спутников немного слишком нервная. На самом деле в 2017 году у китайцев не удались даже два запуска, а у нас сбой разгонного блока — первое серьёзное ЧП в этом году на 17 пусков. Как мы отметили выше, Маск вон вообще сооружения стартового стола взорвал вместе с ракетой в рамках своих смелых опытов на "коммерческом" железе. И, кстати, погубил там же и дорогой израильский спутник. Попросту говоря, в космосе ошибаются все.

И это не потому, что в космическую отрасль пускают криворуких инженеров. Всё дело в опыте. Представьте, что мы отобрали 10–20 новичков-водителей и даём им ездить на машине меньше ста часов в год на всех. Что если бы мы выпускали их на дорогу? От нехватки опыта вероятность аварий явно превышала бы нормальную аварийность обученных водителей. Люди пока летают в космос так редко — около сотни запусков на все страны мира, — что удивляться надо не тому, что аварии бывают, а тому, что их так мало.

Авиация до начала регулярных пассажирских полётов тоже постоянно гробила лётчиков: только в СССР от авиакатастроф погибали сотни пилотов в год. Сразу после начала системных полётов авиалайнеров в нашей стране аварийность резко пошла на убыль. Сначала отработали технику, затем появился солидный опыт у лётчиков. Тот же путь ждёт и космические полёты. Увы, судя по достижениям последних пяти лет, Роскосмос на этом пути пока далёк от первого места.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий к новости Вам нужно авторизоваться на нашем сайте

Зарегистрироваться/Авторизоваться

Другие новости